Яндекс.Метрика Жизнь и быт увельских крестьян в 1920-1930-е годы по материалам партийных чисток - Исторические факты Увельского района

Факты истории Увельского района

Только факты, основанные на архивных документах

Get Adobe Flash player

Главное меню

Случайное фото

Boronyat.jpg

ЖИЗНЬ ЮЖНОУРАЛЬСКИХ КРЕСТЬЯН В 1920 – 1930-е ГОДЫ

(НА ПРИМЕРЕ УВЕЛЬСКОГО РАЙОНА ТРОИЦКОГО ОКРУГА УРАЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ)

ПО МАТЕРИАЛАМ ПРОТОКОЛОВ ПАРТИЙНЫХ ЧИСТОК

И СВИДЕТЕЛЬСТВ УЧАСТНИКОВ СОБЫТИЙ

 В условиях господства новой власти важнейшей составляющей жизни крестьян становится их политическая грамотность. Это стало, в какой-то степени, даже важнее грамотности классической – умения читать, писать, считать. Причём политически грамотными должны быть все: и авангард села – коммунисты, и рядовые члены сельского общества.

Особое значение в ходе партийных чисток, безусловно, придавалось «политическим вопросам». Из того, что спрашивалось у коммунистов, и как они отвечали на вопросы, можно сделать выводы о том, что было важным для партии, о чём обязан был знать каждый коммунист, и знал ли он это.

С приходом большевиков к власти, в России стал насаждаться атеизм: церковь отделили от государства, школу от церкви, стало изыматься церковное имущество, начались гонения церковных служителей. Партия проводила политику полного отказа от религии (зачем нужен конкурент в овладении умами людей!), и, конечно же, настоящий коммунист должен был непременно отказаться от веры. Многовековые традиции, связанные с верой, стали рушиться в одночасье.

Пропаганда атеизма в тот период была очень активной как на всесоюзном уровне, так и на местах. Антирелигиозная пропаганда стала частью культурной и политико-просветительной работы партии, комсомола, профсоюзов, и советской власти (о чём свидетельствуют партийные документы, пестрящие названиями многочисленных комитетов, организаций и т.п.). В деревне антирелигиозная пропаганда в первую очередь строилась на распространении естествознания и отказа от суеверий, а также, распространения новых порядков и традиций, таких как, например, не церковный, а гражданский брак [Ф. 170 Оп. 1 Д. 334 Л. 29 – 30]. Тов. Петров был одним из первых коммунистов Хомутининской ячейки, заключивший гражданский брак [Ф. 229 Оп. 1 Д. 118 Л. 41].

Жизнь любого человека: крестьянина или рабочего 20 – 30-х гг. – это не только труд, но и отдых: развлечения, культурная жизнь. Конечно, в то время (да и сейчас тоже) в деревне не было таких возможностей отдохнуть, как, например, в городе. Но, как говорится, «Кто ищет, тот всегда найдет!»

Цивилизация, хотя и с опозданием, но добралась и до уральской глубинки. В 1933 г. в одном из сёл Увельского района была запланирована аж «установка кино»! (К слову, в Челябинске первый «электротеатр «Люкс» начал работу ещё до революции.) Специально для детей и подростков устраивали просмотр детских фильмов, спектаклей. Были пришкольные и самостоятельные библиотеки, с литературой, подобранной специально для детей, с учётом их возраста.

Теми же достижениями человеческой мысли могли пользоваться и взрослые. Для них были отдельные избы-читальни, постоянные и передвижные библиотеки. Книги, прежде чем попасть на полку библиотеки, тщательно отбирались специальной комиссией. Естественно, что к общественному пользованию не допускались издания, не вписывающиеся в культурную политику партии. Однако вполне возможно было найти литературу себе по вкусу: и знаменитых А.С. Пушкина («Борис Годунов») и И.С. Тургенева («Однодворец Овсянников»), и незнаменитого Толстова («Основы борьбы с засухой»). Но, безусловно, что главными не только в стране, но и на стеллажах всех библиотек оставались В.И. Ленин («Новый курс»), Г.Е. Зиновьев («Проблемы германской революции») и др.

Кстати, всё это предлагало местное издательство «Урал-книга». Помимо литературы, для политико-просветительской работы среди крестьянства, использовали музеи, выставки, народные дома, стенные газеты. Безусловно, это не означало, что всё вышеперечисленное было в каждом населённом пункте.