Забастовка учителей Увельской средней школы № 1 в 1999 г. 

                                                 Содержание:
                                Хроника классовой борьбы местного значения
                                 Последнее эхо классовых боёв 
                                 Бодались теляти с дубом 
                                 Директор школы, на выход! С вещами! 

                       Хроника классовой борьбы местного значения

   -   Общие собрания педколлектива Увельской с.ш. №1:
  -   4 января 1996 г.: обсуждение общего положения в системе образования, финансирования школ, состояния материальной базы, питания школьников, нарушения сроков выдачи зарплаты и компенсаций учителям; обсуждение вопроса о возможности забастовки и возможных требованиях; формирование стачкома.
   -  11 января 1996 г., 1 февраля 1996 г.: на общих собраниях учителей уточнены требования к работодателю и направлены реальному работодателю – РОНО, а также главе администрации р-на; принято решение о проведении забастовки.  Об этом уведомлен работодатель, получен и ответ от него.
  -  5 марта 1996 г. общее собрание работников школы с участием главы администрации р-на Скобина В.П., райпрокурора Гром В.Н., глава комитета по строительству Клипа С.Б.,. О катастрофическом состоянии райбюджета, финансировании образования и условиях работы в школах района свидетельствуют факты, прозвучавшие на этом собрании.
Учителя предупредили администрацию р-на о подготовке к забастовке и выдвинули требования:
1.      Ускорить строительство новой школы и полную её сдачу в строй.
2.      Выделить средства на ремонт здания школы по ул. Кирова.
3.      Выделить средства на питание учащихся.
4.      Выделить средства на приобретение множительной техники, спортинвентаря и оборудования.
5.      Своевременно выплачивать зарплату с учётом индексации.

   Из выступлений на собрании:
МОКИНА: условия работы в нашей школе самые отвратительные, нигде в р-не нет таких условий труда. Мебель старая, стулья все сломаны…
СЫСОЕВ: «конь», «козёл», пара мячей да драные маты – вот и всё спортивное оборудование. В школе нет спортивной площадки…
ПОЛИЙ: страшно садить детей за парту в углу класса, так как может обвалиться потолок. Ужасное положение в здании на Кирова. Боюсь отпускать своих детей в школу на уроки…
ПАСИЧНИК: вы думаете, что мы выступаем за зарплату? По КзоТ невыплата зарплаты – нарушение закона. Но ведь это не главное. У нас нет мебели. А в РОНО новая мебель, шторы и т.д. У нас нет реактивов и оборудования для проведения практических работ. То есть наше выступление – за детей. Они никому не нужны в районе…
КУДРЯЕВ: предлагаю главе администрации пройти по кабинетам, ознакомиться с их оснащением. Денег нет, а в прошлом году были профинансированы из бюджета многие общественные организации, даже ОСВОД, которое ничем, кроме сбора членских взносов, не занимается.
Предлагаю прибавить доход, убавив расход. Пухнет штат управленцев – сократить. Экономить на всём, но не на школах. Большие расходы на автотранспорт, бензин – оптимизировать поездки начальства, запретить использование его в личных целях.  Может быть, и школы стимулировать за экономию коммунальных ресурсов…
КИРИЛЕНКО, директор школы: предлагаю выплачивать авансом всем учителям р-на одинаковую сумму. А не ждать, пока до нас дойдёт очередь…
КЛИПА, комитет по архитектуре и строительству: отвечаю на вопрос – когда будет новая школа? Деньги из областного бюджета в этом году не пришли – стройка опять встала. Сейчас просто сохраняем объект, чтоб не растащили, что есть. А стройматериалы уже растаскивают. Было предложение вводить школу в строй блоками. Если в этом году дадут 7,8 млрд руб., то их хватит на 3 блока. Но цены растут в 1,5 раза за год и тогда потребуется 12 млрд руб.  Если деньги придут, в этом году сдадим 1 блок. Всё равно школа будет в 3-х зданиях…
СКОБИН, глава администрации р-на:
1) школа – приоритетный объект в р-не. Нужна сумма 12 млрд. Пока нет ни копейки. В прошлом году взяли взаймы 300 млн, начали строить. Эти долги на нас «висят».
2) на ремонт здания по ул. Кирова денег нет, т.е. на первом месте – дать тепло, далее – деньги на зарплату, детские пособия и т.д.
3) на питание школьникам денег нет, по компенсациям рассчитываемся ещё за ноябрь, декабрь.
4) на мебель, оборудование денег нет.
5) налоги в р-не плохо платятся, в бюджет р-на деньги поступили недостаточные…
   По поводу забастовки: я хочу найти взаимопонимание. И бастовать – это не выход, для этого я пригласил юриста. Вы понесёте издержки не только моральные, но и материальные.
Это отразится плохо и на авторитете р-на, он будет подорван (в глазах руководства области – К.В.).
А ведь народное образование в этом году получило больше, чем другие: должно быть профинансировано на 1, 835 млрд. руб., а профинансировано на 909 млн руб., т.е вы в лучшем положении, в отличие от других.
Не бастуйте – другого пути нет (надо ждать и терпеть – К.В.) Не надо давить на власть – власть защищена законами…
ГРОМ, прокурор р-на: мы все тоже не получаем зарплату. Денег нет! Ваши требования и подготовка забастовки – это, по закону, не коллективный трудовой спор в связи с нарушением работодателем (школой) условий письменного коллективного трудового договора, которого в школе нет, а значит, и права бастовать. У вас коллективная защита своих индивидуальных трудовых прав, а для этого надо каждому индивидуально обращаться в суд.
Разговор о требованиях к администрации р-на и забастовке беспредметен… -  

Решение о проведении забастовки и предъявленные требования оставлены в силе. Направлено уведомление РОНО о возможной забастовке.
  -  20 марта, 2 апреля 1996 г. - уведомление РОНО о забастовке
  -  30 марта 1996 г. – общее собрание решило перенести забастовку на 15 мая. Учителям хотелось избежать такой формы протеста, как некоторым казалось, чрезмерно радикальной; мы всё надеялись хоть на какие-то конкретные практические шаги администрации в нашу сторону, на разрешение конфликта в рамках работы примирительной комиссии (работодатель был обязан, но не захотел её создать), ограничили свои требования, сведя их фактически к выплате задолженности по зарплате, но встречных шагов со стороны администрации не дождались.
  -  14 мая – заслушали ответ из министерства образования области на наше письмо президенту РФ, результаты беседы председателя стачкома с зав. РОНО Вараксиной. Поняли: зарплаты нет и не будет. С 8 часов 15 мая бастуем.
  - 15 мая 1996 г. – начало забастовки. Отправлены телеграммы президенту РФ Ельцину, главе администрации области Соловьёву, сообщение на 8 канал ТВ.
 - 17 мая 1996 г. общее собрание с участием зам. главы администрации р-на Яковцом, главой администрации Увельского поселения Гореевым, зав. РОНО Вараксиной.
   Их общий хор: мы вас любим ваши требования поддерживаем, они справедливы, но обстановка очень сложная, сейчас денег нет, мы постараемся их выдать, как только они будут. Просим вас начать занятия. Запустите 9-й,11 классы, ведь у них скоро экзамены. Дети не виноваты. -
Решено забастовку продолжать.
  - 21 мая – стачком провёл митинг на центральной площади п. Увельского учителей, родителей, учащихся р-на, участники которого выразили поддержку требованиям учителей.
 - 22 мая 1996 г.на общем собрании председатель стачкома Минеева сообщила, что представители школы встречались с гендиректором  АОЗТ «Злак» Филипповым, который предложил выплатить зарплату учителям, если это поддержит Скобин, и просил учителей выйти на работу с 22.5.1996 г.

Большинством голосов было принято предложение Черенковой А.И. и Пасичника П.Т. о приостановлении забастовки до 26.8.1996 г. Предложение Кудряева о продолжении забастовки не было поддержано.

   Пролетарии умственного труда устали от борьбы, надорвались, забастовку не возобновили и впали в своё обычное состояние – терпеть….

                              Последнее эхо классовых боёв  

 Ситуация с финансированием системы образования в р-не в 1990-е годы становилась всё хуже и хуже. Причина того, что ручеёк финансовых поступлений в бюджет р-на из области и федерального центра мелел не только из-за общей кризисной ситуации в стране, но и сомнительной финансовой политики администрации Увельского р-на во главе с В.П. Скобиным. И с 1995 г. начались систематические задержки зарплаты, в том числе учителям.

Как сообщал в своём ответе от 15.4.1996 г. глава р-на Скобин главе Челябинской области Соловьеву В., председателю Челябинской областной Думы В. Давыдову и коллективу Увельской с. ш. № 1 после наших обращений к этим господам в малиновых пиджаках, отдел образования был профинансирован на 63 %, долги по зарплате и пособиям по отделу образования в феврале 1996 г. составляли 729 млн руб., в том числе по Увельской школе № 1 130 млн руб.

   Далее цитирую фрагменты ответа главы р-на: «Было израсходовано  91 млн руб. на оказание материальной помощи пострадавшим от стихийных бедствий и вынужденным переселенцам, оказана материальная помощь и выданы ссуды под льготный % отдельным предприятиям и организациям в сумме 671 млн руб., пяти предприятиям предоставлялась отсрочка по платежам в бюджет на сумму 1,3 миллиарда руб. Администрация считает, что эти мероприятия способствовали поступлению в райбюджет дополнительных средств в сумме 9,8 млрд руб.» 

   Чудны дела господни! Стоило задержать выплату зарплат и пособий по отделу образования на 729 млн руб., как в районный бюджет сразу пролился золотой дождь деревянных рублей аж на сумму 9,8 млрд руб.,  Облегчив дотационный райбюджет выдачей ссуд, отсрочками платежей в бюджет, «материальной помощью» колхозам, совхозам, мясокостному заводу и другим коммерческим хозяйственным структурам почти на 2 млрд руб., администрация р-на благодаря этому не в ближней или более отдаленной перспективе, а сразу же увеличила поступления до 9,8 млрд. Это надо уметь! Это не сомнительная политика, а мудрая. Виноват, я ошибся. Беру свои слова взад назад.

Но что-то это ситуацию с выплатой зарплат не улучшило, задержки продолжались и достигали в 1999 г. 5 месяцев.

   Продолжаю цитировать ответ Скобина, из которого видно, куда расходовались деньги:
  «8-9 декабря 1995 г. было проведено совещание по обсуждению проекта Устава р-на на базе пансионата «Лесное озеро»» с участием глав сельских поселений, руководителей предприятий и учреждений, общественных объединений – всего 29 чел., в т.ч. работников аппарата 5 чел. Расходы на питание участников совещания составили 1,5 млн руб…

   В связи с вводом 1-й очереди ФОКа, строящегося хозспособом АО «Злак»,  глава р-на обещал помощь спортсменам в приобретении спортинвентаря на 100 млн руб…

   В 1995 г. на поездки руководящих работников за рубеж израсходовано 21 млн руб.»

    Выступая в июне 1996 г. по местному телевидению Скобин сообщил (опубликовано в газете «Настроение» от 12.6.1996 г.), что администрация р-на изыскала средства из местного бюджета на покупку 2000 тонн комбикормов для общественного скота. На это ушли ещё сотни миллионов рублей. Этим самым бюджет обескровливался. <
Нас, учителей, задевало и возмущало то, что районная власть, «разгружая» районный бюджет налево и направо, печётся об «общественном скоте», (заботиться о нём – дело в первую очередь самих колхозов и совхозов – вполне тогда уже самостоятельных хозяйствующих субъектов), закупках спортинвентаря, направляет руководящих товарищей в заграничные вояжи за счёт бюджета, а нас, бюджетников, по несколько месяцев держит без зарплаты. «Денег нет, но вы держитесь.»

   Вера обещаниям властей предержащих, что надо подождать ещё немного, деньги «поступят» и все долги по зарплате, детским пособиям, компенсации на методическую литературу, командировочные за прошлые годы будут выплачены, иссякала. Созревала мысль, что надо защищать свои права и интересы более активными методами. Может быть и забастовкой.                                                            

 Из протокола № 3 от 3.12.1998 г. профсоюзного собрания учителей с приглашением всех работающих в школе учителей и представителей администрации.
Присутствовало 42 учителя, из них 37 членов профсоюза, а также директор школы Антипов Г.М., зав. РОНО Очеретная О.А., председат. Увельского поссовета Гореев Е.А., предс. РК профсоюза работников сельского хоз-ва Белоусов В.В.

ПОВЕСТКА:
1.О социальной защищённости учителей и взаимодействии коллектива учителей и администрации школы.
2.О предлагаемых мерах по ликвидации задолженности по зарплате.

Из выступлений на собрании:

ДОЦЕНКО Л.В.:
В последнее время явно ощущается отсутствие взаимопонимания и взаимодействия между коллективом и школьной администрацией. Не чувствуется направляющей и руководящей роли директора. Оценка деятельности учителей необъективна. В жизни коллектива директор в сущности участия не принимает. Проблемы учителей игнорируются. Создание в школе независимой от официального профсоюза профсоюзной организации встречено с настороженностью и враждебностью. Профсоюз не намерен никому объявлять войну, мы хотим сотрудничества, понимания и уважения…

КУДРЯЕВ В.В.:
Есть смысл говорить не о социальной защищённости, а о социальной беззащитности учителя. Обязательства перед учителями не выполняются ни на одном из административных уровней. Задолженность по зарплате превысила 4 месяца, установленные законом пособия не выплачиваются. Оскорбительным для учителей и всех бюджетников является постановление главы администрации области Соловьёва №557 от 24.9.1996 г. «О выплате заработной платы и детских пособий товарами народного потребления и продуктами питания».

Если гос. органы не выполняют свои обязательства, то они не имеют права требовать от учителей выполнения их обязанностей. А требования с каждым годом становятся всё жёстче и нелепее: например, к заполнению классных журналов («чтоб не было точек, пропущенных клеточек и т.п.), требование ведение журнала внеклассной работы и прочее.
Отсутствие денег накладывает отпечаток на всё, в том числе на психологию учителя. Учитель – бесправный раб сможет воспитать только такого же бесправного раба. Нужно уметь и сметь заявить о своих правах, защитить себя.
В школе нет порядка. Ремонт каждый год проводится силами учителей и родителей учеников. Администрация проводит политику запугивания. Вывешиваются некорректные и необъективные приказы. Недовольным заявляют: не нравится – пишите заявление об увольнении. Постепенно вытесняются из школы учителя-пенсионеры…
Пожелание директору: изменить отношение к работе и к учителям.

ДАНИЛОВА Л.В.
В новом здании школы очень холодно, но администрация, похоже, этим не обеспокоена. Учителя и дети постоянно простужены. Родители, не получая зарплату, не могут платить по 10 руб. в неделю на питание, дети голодают…Осенью дети и учителя работали на уборке картошки в колхозе, которой обещали кормить учеников бесплатно – где она, эта картошка? Нельзя ли организовать бесплатное питание хотя бы для самых нуждающихся детей?
Школа очень грязная, грязь, антисанитария, вонь в туалетах. Можно в любой момент ожидать вспышки желудочно-кишечных заболеваний. Нечем мыть классы…

МОКИНА Л.Г.
У учителя очень много обязанностей, выполнение которых строго и не всегда объективно контролируется, а прав не имеем никаких…Приказ директора об итогах срезовых работ считаю некорректным и неправомерным, т.к. нельзя судить о работе учителя по результатам одной работы в начале года…Считаю, что администрация школы не вправе требовать от нас выполнения дополнительной, неоплачиваемой работы, если мы не получаем денег за проделанную работу…

УШАКОВА Е.Г.
О качестве нашей работы администрация судит не по результатам, а по точкам в журнале. Ещё не подошла к середине первая четверть, а учителей уже вызывали для отчёта по успеваемости перед административной «тройкой». Нас заставляют чувствовать себя виноватыми неизвестно в чём, недостойными собственной зарплаты. Нам постоянно указывают на недостатки, забывая поощрить…

ЛЕОНТЬЕВА Т.А.
Учитель постоянно несёт большие расходы, связанные с работой. Покупаем литературу, пособия, всё необходимое для проведения открытых уроков. Мы лишены возможности знакомиться с новыми методиками. Более года нам не выплачивают деньги на приобретение методической литературы, но требуют от нас повышения профессионального уровня…

ПОЛИЙ Е.С.
В школе 72 учителя, из них остро нуждаются в получении жилья 15 чел. Проблема не решается уже несколько лет, мы не имеем представления об очерёдности на квартиры. В последнее время бесплатное жильё получают только представители администрации. В прошлом году в обход коллектива была предоставлена квартира вновь прибывшим учителям, отработавшим в школе менее полугода…

КРАСИЛЬНИКОВА А.М.
До сих пор (на дворе декабрь!) учителям, проживающим в частных домах, не привезён уголь. В райтопе постоянно отказывают, объясняя, что угля нет, хотя за наличные его продают…

СЕДОВА С.П.
За последний год в школе не было ни одного совещания при директоре, не действует Совет школы, не работает родительский комитет. Директор не бывает с коллективом, не знает ничего о работе учителей…

ШКУРИНСКАЯ Н.В.
В кабинетах не работает половина ламп, темно. Заниматься при таком свете невозможно…

Директор школы АНТИПОВ Г.М.
Многие требования считаю необоснованными. Стараюсь жить одной жизнью с коллективом, участвовать в мероприятиях, встречаться с учителями. О материальной базе школы: денег нет, всё стараемся решить взаимозачётами. В новую школу будет поставлено оборудования на 300 тысяч. Администрация школы старается делать всё, что от неё зависит.
Бесплатного питания в школе не будет…
Родительский комитет в школе существует. На приказы обижаться не нужно, подписал то, что дала завуч.
Реплика из зала: «Не нужно подписывать всё, что подсовывают».
Я не всё подписываю. Увольняться никому не предлагал. Пенсионеров, работающих в школе, ничем не ущемлял. В январе со вводом новой школы начнём работать по новым технологиям.

ГОРЕЕВ Е.А.
О положении с топливом не знал, т.к. учителя сами не очень обеспокоены этим и не приходят в поссовет. Вопрос обязательно решим…

БЕЛОУСОВ В.В.
Ваш новый профсоюз в принципе ничем не отличается от старого, те же цели и задачи.
(«старый» - официальный профсоюз - ручной, легко управляемый, импотентный, боящийся бороться за права своих членов более активными методами, послушный, зависимый от власти – К.В.)
Вступив в районную профсоюзную организацию, вы сможете добиться большего…
Требуя выплаты долга вашему коллективу, вы пытаетесь решить свои проблемы эа счёт других коллективов...

(местному профсоюзному боссу и в голову не приходит понимание того, что защищая права и интересы своего коллектива, мы боремся тем самым и за права и интересы других учительских коллективов р-на; власть не сможет, выплачивая долги учителям одной школы, не выплачивать их другим коллективам – К.В.)

МОКИНА Л.Г.
Райком профсоюза ничем не помог в проведении прошлой забастовки, мы все вопросы, в т.ч. на уровне области, выясняли сами. Официальный профсоюз ничего нам не даёт, никакой защиты, и ничем не помогает. Только членские взносы собирает.

БЕЛОУСОВ: мы проводим большую работу и делаем, что можем…

ОЧЕРЕТНАЯ О.В.
Неприятно, что много нападок на директора лично. Коллектив школы очень часто выражал и в прошлом недовольство руководством школы. Может быть, дело в коллективе, а не в личности директора? Многие вопросы, поднятые на собрании – риторические, на них никто вам не ответит.
Положение с зарплатой действительно ужасное. Администрация прилагает все усилия, но не всё от нас зависит. Решается вопрос о выплате семейным парам учителей и матерям одиночкам, а также тем, кто начал работать с сентября…
Многие вопросы к администрации школы обоснованы, их надо принять к сведению. Хотя в работе директора много положительного. Мы тоже сделаем для себя выводы.

ЖИДЕНКОВА Т.А.
Возможно ли получение хотя бы 100-150 руб. авансом? Будет ли организована выдача в счёт зарплаты муки, крупы и т.д.?

Очеретная: вопрос с мукой решается.

ЯРЧИХИНА Д.П. Когда будут оплачены командировочные? 

Очеретная: расходы на командировки не были предусмотрены бюджетом на этот год.

При обсуждении 2-го вопроса выступили 10 человек.

Решение собрания от 3.12.1998 г.
1. Общее собрание выражает протест и возмущение недостаточным финансированием органами госвласти  и ОМС системы образования, задержками зарплаты, невыплатой установленной законом компенсации на методическую литературу. 
2. Предложить РОНО соблюдать социальную справедливость и равенство прав учителей на получение жилья. Считать недопустимым практику, когда одни учителя получают жильё по договору найма бесплатно и без очереди, а с других требуют немедленно оплату 30% рыночной стоимости квартиры. Вопрос распределения выделенных школе квартир решать  через школьный профсоюз. 
 3. Обратить внимание директора школы на обоснованность приёма на работу новых учителей с учётом наличия свободных часов и жилья. Учителя обеспокоены планами директора снизить учебную нагрузку учителей, вытеснить из школы опытных учителей-пенсионеров, а также тех, кто выражает недовольство задержками зарплаты…
4.Предложить администрации школы заключить коллективный договор с трудовым коллективом. 
5. Собрание поручает профкому вести подготовку к проведению забастовки: выработать требования к работодателю и предъявить их не позднее 10 декабря. Собрание уполномочивает профком отстаивать эти требования от имени коллектива школы и участвовать в разрешении коллективного трудового  спора.
Собрание рекомендует учителям подавать иски в суд с цель взыскать задержанную зарплату и компенсацию на литературу.  
6. Обратиться к учителям других школ р-на с предложением о совместных  действиях по защите своих прав. 
Принято большинством голосов «за» - 36, «против» - 3, «воздержались» - 3.
Председат. собрания Кудряев, секретарь Ушакова.

 Выполняя поручение профсоюзного собрания, профком выработал и передал администрации школы и района 6 декабря 1998 г. следующие требования:
- выплатить задолженность по зарплате за ноябрь 1998 г. до 25.12.1998 г.;
- составить и довести до сведения учителей до 25.12.1998 г. график погашения задолженности за август- октябрь 1998 г.;
- с января 1999 г. выдавать зарплату без задержек, в установленные законом сроки;
- в срок до 15 февраля 1999 г. погасить задолженность по выплате компенсации на приобретение методической литературы.

Из протокола № 4 от 19.1.1999 г. открытого профсоюзного собрания с приглашением всех работающих  учителей Увельской школы №1.
Присутствовало 47 учителей школы, в т.ч. членов профсоюза 34.

   Повестка: 1. Отчёт о работе профкома 
  2. Подготовка и проведение забастовки.
Выступления:
Кудряев В.В., предс. профкома:
Список нуждающихся в жилье и номер их очереди висит на стенде в учительской. Бесплатно жильё никто из учителей в последние годы не получал (из тех, кто стоит на очереди). Контроля за распределением жилья нет. В доме для бюджетников, сданном в прошлом году, никто из учителей квартир не получил…

   В основном силы и время членов профсоюза направлены на отстаивание существования самого профсоюза…Директор школы Антипов ставит существование профсоюза под сомнение, мотивируя это тем, что организация не зарегистрирована, пытается запретить проведение собрания, ссылаясь на чьи-то указания. Для защиты своих прав членам профкома пришлось обратиться к прокурору…
Требования, выработанные профкомом по  поручению собрания, были предъявлены администрации школы. Была достигнута договорённость о создании согласительной комиссии, однако потом директор школы отказался проводить заседания комиссии под предлогом, что «профсоюзная организация не существует». При личных разговорах Антипов зачастую допускает угрозы увольнения и оскорбления. 
Доценко Л.В.: 
Странно, что создание профсоюза принимается в штыки, что люди обвиняются в нежелании работать. Удивляют фразы типа: «Демократия кончилась! Не нравится – уволю!»… В наших требованиях ничего противозаконного нет…Мы все в одном положении, давайте вместе работать...

Председатель собрания предлагает директору Антипову выступить, высказаться о своём отношении к профсоюзу, ответить на вопросы учителей.
Директор школы от выступления отказался.

По поводу взаимоотношения коллектива с администрацией школы выступили: Минеева В.Г., Полий Е.С., Данилова Л.В., Ушакова Е.Г., Доценко Л.В.
Несмотря на повторную просьбу Антипов выступить отказался.

Решение собрания учителей Увельской с.ш. № 1 от 19.1.1999 г. 
 1) общее собрание учителей Увельской средней школы № 1 одобряет деятельность профкома и выражает ему полное доверие. 
 2) собрание осуждает поведение директора школы Антипова Г.М. по отношению к профсоюзной организации, профкому и предупреждает директора школы: если он и дальше будет игнорировать профсоюзную организацию и препятствовать работе её выборных органов, профсоюз поставит вопрос о выражении недоверия директору школы…
  3) принять активное участие во всероссийской акции протеста учителей 27.1.1999 г. в форме  одночасовой  забастовки с 8 до 9 часов утра. Занятия в школе начать с 9 часов утра, сократив  продолжительность уроков. 
  4) направить обращения в связи с длительными задержками зарплаты главе Увельского р-на, главе Челябинской обл., председателю Правительства РФ, информацию на радио и телевидение, обращение к депутату Госдумы Гартунгу. 
5) учитывая, что работодатель игнорировал профсоюзную организацию, уклонялся от участия в работе примирительной комиссии, а задержка зарплаты у многих учителей составляет от 2 до 4 месяцев и более, требования, выдвинутые коллективом учителей от 11.12.1998 г., не выполнены, назначить бессрочную забастовку на 1.2.1999 г. с 8 часов.
     Предс. собрания Кудряев, секрет. Ушакова

       Информация профкома Увельской школы № 1 для передачи по местному радио 
  
 Коллектив учителей Увельской средней школы № 1 находится в предзабастовочном состоянии. Большинство учителей не получали зарплату 4 месяца. Учителя унижены материально и морально, поставлены на колени. Некоторые так нуждаются в деньгах, что вынуждены ходить по кабинетам районной администрации с заявлениями, прося выдать хоть по 150-200 руб. из своей честно заработанной зарплаты.

   27 января 1999 г. учителя приняли участие во всероссийской акции протеста против длительной задержки зарплаты, проведя 1-часовую предупредительную забастовку. Решением общего собрания на 1.2.1999 г. намечена бессрочная забастовка.

   26 января в школе прошло с большим опозданием по вине директора школы заседание примирительной комиссии, призванной урегулировать данный вопрос. Однако пришедшие на заседание представители райадминистрации ничего конкретного по выполнению требований учителей сказать не могли, никакого более-менее конкретного срока погашения задолженности по зарплате не назвали.  

   На общем собрании учителей школы был принят текст телеграммы губернатору Сумину следующего содержания: «Считаем работу администрации Увельского р-на по погашению долгов по зарплате учителям неудовлетворительной. Многие не получали зарплату 4-5 месяцев. Долги нарастают. На 1 февраля намечена бессрочная забастовка. Требуем использовать трансферты на выплату зарплаты сельским учителям.»

 Представитель учительского коллектива, председатель профкома, к микрофону местного радио допущен не был; мелкий клерк, назначенный смотрящим на должность редактора районного радио главой Увельского р-на Литовченко А.Г. (ныне с сентября 2016 г. депутат Государственной думы), перекрыл кислород, быстро и чётко определил пределы свободы слова и выражения своего мнения, свободы распространения информации в Увельском р-не (ст. 29 Конституции РФ – самой демократической конституции мира), выдав расписку: 
   «Я, редактор районного радио ВАРДУГИНА Мария Яковлевна, не разрешаю выход в эфир заявления председателя профкома Увельской школы № 1 Кудряева В.В. о проведении забастовки учителей этой школы. 
О ситуации, сложившейся в образовании р-на, я информирована и считаю выход в эфир подобного заявления ненужным.      28.1.1999 г.                          подпись"

Зам. главы р-на Кужемратов, к которому мы обращались с жалобой на незаконные действия местного цензора-цербера, одобрил действия Вардугиной.

А вот когда зав. РОНО Очеретная захотела выступить по радио во время забастовки учителей 5 февраля со своей, чиновничьей оценкой хода забастовки и поведения её участников  (смотри документ далее), то ей никто ничем не мешал. Да и кто бы мог: радио – наше, своё, принадлежит администрации района, ручное, послушное; районная газета – такая же. А вы, холопы довольствуйтесь тем, что вам разрешат сказать или написать. И не вякайте лишнего. 

< Из решения профкома Увельской с. ш. № 1 от 30.1.1999г. 

 …Примирительную комиссию, созданную приказом директора школы 30.12.1998 г. работодатель, несмотря на наши неоднократные напоминания, не собирал под предлогом, что профсоюз не зарегистрирован и он его не признаёт (регистрация по закону необязательна).
 На заседании комиссии 26.1.1999г. работодатель в ответ на требования коллектива не предложил ничего конкретного; график погашения долгов по зарплате, пусть даже растянутый во времени, обсуждать отказался, ограничиваясь обещаниями «как только появятся деньги, сразу будем выплачивать".
1.Учитывая, что требования, выдвинутые работодателю коллективом школы по погашению долгов по зарплате и компенсации на литературу не удовлетворены; 
что работодатель единоличным решением отменил заседание примирительной комиссии, назначенное на 30.1.1999 г.; 
что по результатам опроса учителей 27.1.1999 г. большинство высказалось за проведение забастовки (35 человек), «против» и «перенести» - 13 чел., подтвердить начало забастовки со 2.2.1999 г. с 8 часов. 
2.Для учащихся 9-х и 11-х классов проводить 1 раз в неделю консультации по основным предметам.
 3.Учитывая, что работодатель жалости к нам не проявит и будет придавливать, забастовочные дни нам не оплатит, бастующим учителям приходить на работу необязательно.
 4.Небастующим учителям рекомендуем приходить на работу в обычное время и работать в классе (кабинете, мастерской): готовить методические материалы, оформлять кабинет (класс) и т.п. 
5.Предлагаем работодателю провести 1.2.1999 г. в 12 часов заседание примирительной комиссии.

Забастовка началась в назначенное время, продолжалась по 5 февраля 1999 г. и проходила в сложной, очень напряженной эмоционально обстановке. Причинами этого были:
1) раскол в коллективе – одни (большинство): «сколько можно терпеть? Нас унижают, о нас вытирают ноги, нарушают наши права, не считаются с мнением коллектива, не признают созданную нами и неподконтрольную власти профсоюзную организацию и т.д.»;
 Другие (меньшинство): «бесполезно, всё равно ничего не изменим… несвоевременно… надо отложить…нужно ещё потерпеть» 
2) мощное, единым фронтом давление на коллектив администрации школы и администрации района с целью недопущения, а затем срыва забастовки.

Забастовку спровоцировала и подтолкнула учителей на такую форму защиты своих прав администрация р-на, не выплачивая зарплату по 4 и более месяца. В особенно тяжёлом положении оказались семьи матерей-одиночек, а также те, где муж и жена работали в школе. И те молодые учителя, которые после окончания вуза с сентября начали работать в школе. У них ещё не было никаких накоплений.

В забастовке участвовало 43 чел., продолжали вести уроки около 20 учителей. Учителя школы могли свободно выбирать, участвовать в забастовке или нет. Была договорённость: причины того или иного выбора не выяснять, замечаний друг другу не делать, оценок поведению других учителей не давать. И подавляющее большинство бастовавших спокойно отнеслись к тому, что кто-то из коллег по разным причинам решил вести уроки. Хотя понимали, что отсутствие единства, сплочённости коллектива, ситуация, когда 2/3 коллектива бастуют, а в школе будут идти уроки, снизит эффект забастовки.   

Утром 2 февраля, в день начала забастовки, в школу косяком пошли посторонние люди: ответственный секретарь районного собрания депутатов Халиулина, Печалина и другие сотрудники райотдела образования, учительница Устинова из школы коррекции, некая безработная, состоявшая на учёте в центре занятости, программист из отдела социального обеспечения администрации р-на и другие, не имевшие непосредственного отношения к школе товарищи. 

Забастовщики недоумевали: с чего бы это?
 Как оказалось, накануне забастовки директор школы Антипов, завуч Николаенко, старавшиеся настроить небастующих учителей против бастующих, расколоть коллектив, запугивая пачками выговоров, районный отдел образования, стремясь сорвать забастовку, показать, что всё в школе в порядке, ничего не случилось, учебный процесс продолжается, учителя ведут уроки, бастует лишь маленькая группка отщепенцев, в пожарном порядке провели тотальную мобилизацию в посёлке всех лиц, «имеющих педагогическое образование», кто бы смог заменить бастующих учителей и вести уроки или хотя бы чем-то занять детей в классе.

Сколоченная аварийно-спасательная ударная группа из сотрудников различных учреждений и организаций и была брошена на ликвидацию прорыва. Это задело забастовщиков. И без того в напряжённой обстановке разгораются эмоции.

   На следующее утро «варягов» забастовщики встречают на входе в школу плакатами: «Ты сегодня штрейкбрехер?», «Иудин грех тяжеле всех», «Успехов вам в работе, коллеги!» и другие. Своим учителям бастующие говорили, что плакаты – для наёмников-«варягов», а к нашим работающим учителям плакаты не имеют отношения. А некоторым «пришельцам» сказаны были нелицеприятные слова, что они штрейкбрехеры, что их используют для срыва нашей забастовки, что они предают наш коллектив…

   Районная власть хорошо подготовилась к нашей забастовке. Уже 1 февраля было готово исковое заявление в суд «в интересах Увельской средней школы № 1 (какое лицемерие! – К.В.) о признании забастовки незаконной», подписанное и.о. прокурора р-на Т.Г. Морозовой. В день начала забастовки оно в срочном порядке уже было доставлено в областной суд.   

   Зарплату за отработанные дни штрейкбрехеры получили сразу же после окончания забастовки, а учителям зарплата продолжала задерживаться…
  Страсти накалились. Коллектив учителей почти исключительно женский, каждое слово, действие часто воспринималось обострённо, эмоционально. Кто-то смог проявить хладнокровие, кто-то реагировал на всякую мелочь неадекватно. В той напряжённой обстановке, в ситуации административного и судебного прессинга кто-то с кем-то не поздоровался (может быть, по рассеянности), или не улыбнулся, или в этот день не пообщался, или кто-то  кому-то сделал замечание – воспринималось обострённо…

   Областной суд рассматривал иск Увельской прокуратуры с 5 по 8 февраля, сделав перерыв на 1 день: судьи давали возможность сторонам спора подумать и, может быть, заключить мировое соглашение. Представители бастующих дважды на судебных заседаниях – до перерыва и после него – предлагали Очеретной О.В. и Антипову мировое соглашение на очень лёгких и простых условиях: «вы отзываете иск – мы прекращаем забастовку».

Но местной власти и директору школы хотелось показать свою силу, не потерять лицо, додавить учителей, показать «городу и миру», что власть тверда, закон на её стороне, не смейте возникать, а то получите - и оба раза наши предложения были отвергнуты (второй раз – когда забастовка уже была прекращена).

   Да и забастовщики-женщины за 4 дня забастовки, столь им непривычной и, как некоторым казалось, слишком решительной формой защиты своих прав,  устали от «жестокой классовой борьбы», от противостояния, истомились от неопределённости, от нервного напряжения, от раскола в коллективе, и от административного давления, от отсутствия привычной работы, и что дети нормально не учатся, и будет отставание в изучении программного материала, и что пора уже и к экзаменам готовиться, и что родители могут быть недовольны – и посоветовавшись с коллективом, 5 февраля профком прекращает забастовку.

   8 февраля 1999 г. областной суд признал забастовку незаконной: «ваш спор с администрацией – это не коллективный трудовой спор, рассматриваемый в рамках закона РФ «О коллективных трудовых спорах», а коллективная защита своих индивидуальных трудовых прав, а такая защита с применением метода забастовки российским законом не допускается.  Это разные вещи». Почувствовали разницу? Суд также сослался на отсутствие коллективного договора между работодателем-школой в лице администрации и трудовым коллективом, а также на то обстоятельство, что все свои претензии и требования по выплате зарплаты, компенсации на научно-методическую литературу, на условия труда учителей и школьников и т.д. руководители забастовки направляли не по надлежащему адресу – районным и областным властям, а следовало направлять своему директору, который по закону является работодателем и распоряжается всеми финансовыми средствами школы.

   Но беда-то в том, что «кошелёк» директора был пуст, районные и областные власти не пополняли его звонкой монетой. Но в эти тонкости суды не вникали: «в законе установлено: для учителей работодателем является школа в лице директора».                                                                               Более высокие судебные инстанции проштамповали решение Челябоблсуда.

 Суть конфликта в Увельской школе № 1 точно подметил журналист газеты «Челябинский рабочий»: «Одни хотят получить своё, честно заработанное, другим не терпится проучить».

Участвовали в забастовке:                                        В забастовке не участвовали:

 1.Анцупова Т.В.                                                       1. Винокурова Г.А.  с 3 февраля.     2.Байкина З.Ф.                                                          2. Высоцкая Л.В.                     3.Байрангулова С.Ю                                                 Глухова Е.А. (на сессии)           4.Винокурова Н.С.                                                    3.Давыдова Г.П.                             5.Волошина Г.И.                                                       4.Данилова Л.В.                               6.Волошина Л.И.                                                       5.Евдокимова Н.С.                           7.Гаценко Т.Е.                                                            6.Жиденкова Т.А.                         8.Гераскина Ю.Г.                                                       7.Иванова В.А.                                 9.Грачёва Т.В.                                                            Исакова И.П. - на больничном       10.Гущина Л.В.                                                          8.Клименко Ю.Л.   11.ДолгихС.В.                                                            9.Колбина Н.Г. с 3 февр.               12.Доценко Л.В.                                                        10.Литовченко С.В.                   13.Капралова Н.В.                                                     11.Мизонова Ю.М.                       14.Карцева Т.С                                                          12.Новиков В.М.                         15.Колганова М.В.                                                    13.Новикова М.В.                           16.Кочнева Л.В.                                                         14.Орехова Н.В.  с 3 февр.   17.Красильникова А.М                                             15.Пасичник П.Т.                           18.Кудряев В.В.                                                         16.Петрова Г.Ф.                         19.Курканина В.А.                                                     17.Сердембаева К.А.                 20.Курочкина Е.А.                                                     18.Субочева В.П.  с 3 февр.           21.Леонтьева Т.А.                                                      19.Удовенко И.В.                         22.Ломакина Л.И.                                                       20.Фабрис Е.А.  с                         23.Ильченко Т.А.                                                        21.Федотова Т.В.                 24.Маусумбаева Е.В.                                                  Щёголева Е.А.  (учебная сессии)   25.Мелехина Е.Г.                                                                                                               26.Минеева В.Г.                                                                                                                   27.Мифтахова А.А.                                                                                                                 28.Мокина Л.Г.                                                                                                                             29.Орлова А.А.                                                                                                                 30.Пасичнюк Л.А.                                                                                                                 31.Полий Е.С.                                                                                                                           32.Райс Т.В.                                                                                                                         33.Седова С.П.                                                                                                                     35.Согрина И.Л.                                                                                                               36.Солдаткина С.А.                                                                                                                   37.Сысоев В.В.                                                                                                                 38.Ушакова Е.Г.                                                                                                                   39.Чаликова О.А.                                                                                                                   40.Шангина Н.А.                                                                                                               41.Шкуринская Н.В.                                                                                                             42.Щёголева А.И.                                                                                                             43.Ярчихина Д.П.

                                      БОДАЛИСЬ ТЕЛЯТИ С ДУБОМ

Из выступления Очеретной О.В. по местному радио 5.2.1999 г., в день окончания забастовки: 
                  «В действиях бастующих учителей сегодня сплошь и рядом наблюдаются нарушения закона о коллективных трудовых спорах. Статья 13 гласит: «участие в забастовке является добровольным. Никто не может быть принуждён к участию в забастовке /автор опустила конец фразы: «…или отказу от участия в забастовке»/…эта статья называется «Право на забастовку». Учителя же школы № 1 называют её /так у автора/ штрейкбрехерством.

   Сегодня мы имеем ряд фактов, когда на учителей, решивших не принимать участия в забастовке, оказывается не просто давление и прессинг. Бастующие учителя устроили настоящую травлю тех педагогов, кто сегодня считает своим профессиональным долгом идти к детям на урок. Их оскорбляют в  присутствии учеников, называя предателями, наёмниками, иудами и другими ругательными словами. Учительница немецкого языка, не выдержав такого давления и унижения, попала в больницу.

Всё это делается на виду у своих питомцев. Нравственно это или безнравственно, морально или аморально со стороны учителей, имеющих высшее образование, считающих себя интеллигентными и культурными людьми – пусть судят родители и все остальные радиослушатели.

   Да, сегодня 43 учителя школы № 1 не вышли на свои рабочие места. Однако учебный процесс в школе не остановлен. На уроки выходят более 20 учителей школы № 1, работники отдела образования, другие люди, не работающие в школах, но имеющих специальное педагогическое образование…Мы всё делаем и сделаем, чтобы дети сидели за партами. Однако педагоги, реализуя своё право на забастовку, пытаются сорвать учебный процесс в школе. Встречая утром своих учеников, обещают им не засчитывать оценки, которые дети получат в эти дни, отправляют их домой, даже учеников начальных классов, у которых и родителей-то дома может не быть, срывают расписание уроков в школе…»       

    Группа участвовавших в забастовке учителей: Грачёва Т.В., Гераскина Ю.Г., Кудряев В.В., Минеева В.Г., Мокина Л.Г., Седова С.П., Ушакова Е.Г. – сочла эти высказывания лживыми, порочащими их честь, достоинство, деловую репутацию и обратились в суд с иском о защите чести, достоинства, деловой репутации к ответчикам: Очеретной О.В. и администрации Увельского р-на.   Интересы Очеретной в судах представляли сотрудница РОНО Печалина П.И., её сменяли Басманова Л.Ф., Евдокимова Т.Д.; интересы администрации р-на – юрист администрации Ярина,

Неоднократно жалобы в областной суд, областную прокуратуру и даже в Верховный суд (что было совершенно не по адресу) с просьбой изменить решения судов в пользу Очеретной направлялись также и за подписью главы р-на Литовченко А.Г. Дважды по этим жалобам областная прокуратура приносила протесты на решения районного и областного судов, удовлетворявших полностью или частично требования истцов.

               Из искового заявления в суд о защите чести и достоинства 
1  …Выступая по местному радио 5 февраля 1999 г. зав. РОНО Очеретная  допустила высказывания, которые не соответствуют действительным фактам или являются клеветническими. Это затрагивает честь и достоинство каждого из нас, учителей этой школы. (Очеретная отказалась предоставить нам текст своего выступления, поэтому просим суд об истребовании текста данного выступления)… Очеретная утверждала, что «бастующие устроили настоящую травлю небастующих педагогов. Их оскорбляют в присутствии учеников, называя предателями, наёмниками, иудами и другими ругательными словами…»

   Но это не так: бастующие учителя договорились: своих небастующих членов коллектива не трогать, замечаний им никаких не делать, оценки их поступку не давать. И лозунги, с которыми бастующие учителя стояли у входа в школу: «Ты сегодня штрейкбрехер?», «Иудин грех тяжеле всех», «Успехов вам в работе, «коллеги!» и другие не относились к нашим учителям, о чём бастующие им говорили. Буквально каждому учителю нашей школы. Эти лозунги относились лишь к тем людям, которые были мобилизованы райотделом образования для проведения уроков из различных учреждений и организаций п. Увельского.

И некоторым из них были сказаны нелицеприятные слова, что их используют для срыва нашей забастовки, что они штрейкбрехеры, что они предают наш коллектив.Термин «штрейкбрехер» - не ругательное слово, а широко распространённое в мировой практике понятие, которое применяли рабочие ещё в 19 веке для обозначения тех малоуважаемых в рабочей среде людей, которых капиталисты использовали для замены  на производстве бастующих рабочих и срыва их забастовки. Этих людей всегда и заслуженно рабочие именовали не иначе, как предателями интересов рабочего класса.

  1. Очеретная О.В. также говорит, что «учительница Фабрис, не выдержав давления и унижения, попала в больницу». Это клеветническое утверждение, т.к. учит-ца находилась на амбулаторном лечении по другой причине.
  2. Является клеветническим и утверждение, что бастующие «пытаются сорвать учебный процесс в школе…срывают расписание уроков…»  Это бездоказательное утверждение. Неизвестно кем сорванное расписание висело в фойе школы, учителя им практически не пользуются, какой им смысл его срывать? Для учителей висит расписание в учительской и его никто не срывал. Но зав. РОНО хочется выставить учителей такими мелкими пакостниками, которые даже расписание уроков срывают.
  3. Очеретная недостоверной информацией, искажением и передергиванием фактов, выдавая единственный случай за массовое явление: «отправляют детей домой, даже учеников начальных классов, у которых и родителей-то дома может не быть»…наносит ущерб нашей чести, достоинству, намекает на аморальность, неэтичность, непорядочность поведения учителей, стремится выставить нас в неприглядном виде перед нашими учениками и родителями.

   С учётом изложенного, просим суд обязать Очеретную извиниться за недостоверную информацию и дать по местному радио опровержение недостоверным и клеветническим утверждениям. А также взыскать с ответчика (администрация р-на, РОНО, Очеретная О.В.) компенсацию морального вреда в сумме 46 копеек.                                                          Ушакова Е.Г., Седова С.П., Кудряев В.В., Мокина Л.Г., Грачёва Т.В., Гераскина Ю.Т., Минеева В.Г.                                            1.3.1999 г.»

   Суд отказал истцам в требовании признать несоответствующими действительности, лживыми высказывания Очеретной о том, что бастующие оказывали давление на небастующих коллег с целью побудить их участвовать в забастовке, оскорбляли их, травили. Правоту Очеретной подтверждали (цитирую судебные протоколы):

   «представитель РОНО  ЕВДОКИМОВА Т.Д. пояснила, что…около школы идущих на уроки педагогов (оказывается, сотрудник бухгалтерии тоже педагог и была использована для проведения «уроков» вместо бастовавших учителей) встречали бастующие учителя с плакатами, смысл которых сводился к тому, что те, кто работает и не бастует – предатели. Учителя воспринимали это как оскорбление…»                                                            И кто это поручил бухгалтеру говорить за ВСЕХ небастующих учителей?

ПЕЧАЛИНА П.И., работник РОНО:  «Когда я вела уроки в школе, меня лично никто не оскорблял…»
          Однако на одном из последующих заседаний говорит: «Когда учителя приходили в школу, бастующие обзывали их предателями, иудами, в том числе и меня. Для меня это было оскорбительно»…
 Очевидно, подчинённая Очеретной одумалась, оценила все возможные последствия своего первоначального поспешного суждения, которое подтверждает правоту бастовавших учителей, а не Очеретной, и на следующем заседании поправила свою позицию, перевернулась – угодила…

ХАЛИУЛИНА В.С., должностное лицо то ли районного собрания депутатов, то ли администрации р-на, бывший партработник, а когда КПСС кончилась, стала учительницей школы №1: «во время перемены ко мне подошёл Кудряев, назвал мой поступок предательством интересов школьного коллектива и штрейкбрехерством, укорял, что она получает «грязные деньги»…

УСТИНОВА Т.С., учительница школы коррекции: утверждает, что она «видела, как бастующие учителя отправляли пришедших на учёбу детей домой. Когда она шла в школу, бастующие учителя высказывали оскорбительные выражения: предатели, штрейкбрехеры. Это было оскорбительно и унизительно».

(Кстати, никто из оскорблённых в суд  на «оскорбителей» не обращался)

ФАБРИС Е.А., учитель школы № 1: «Унижения, я считаю, не было, а давление всё-таки было: со мной некоторые не хотели здороваться…бастующие меня постоянно спрашивали, бастую я или нет…Сам разговор, какую ты выбрал позицию, это и есть давление…Вообще-то давление было со стороны всех…На меня давили До-о и Уш-ва…   Давление и унижение – это одно и тоже…Со мной некоторые перестали здороваться, показывали своё пренебрежительное отношение…и до сих пор многие не общаются и не здороваются…я из-за этого и перевелась в другую школу…это одна из причин перевода…»

НИКОЛАЕНКО Л.В., завуч школы № 1. «Когда я проводила урок, то ко мне в кабинет заглядывали учителя Лом-на, Се-ва, Гер-на. Они открывали дверь и мешали вести урок. Бастующие не все со мной здоровались…Я всё это расцениваю как травлю. Я считаю, что учителя специально заглядывали ко мне в кабинет и мешали вести урок…»

АНТИПОВ Г.М., директор школы № 1. «С профкомом у нас был разговор, что деньги на зарплату в ы д е л е н ы (как он нагло врёт! – К.В.) и надо подождать и не срывать учебный процесс… но профком просто хотел укрепить свою позицию. Стали обрабатывать учителей, ходили, принуждали, некоторые учителя  говорят, что не хотят быть изгоями…Учителям говорили, что с ними не будут здороваться, что они предают коллектив…Давление на учителей оказывали Ку-ев, До-о, Мин-ва…Ко мне приходили учителя и говорили, что в школе невозможно работать, т.к. мешают работать, оскорбляют бастующие учителя…»

ИВАНОВА В.А., учитель школы № 1 показала в суде, что «бастующие учителя во время забастовки не здоровались с ней, игнорировали её присутствие, во время уроков заглядывали в дверь класса, пытались помешать вести урок…Учитель До-о оскорбила её и требовала присоединиться к бастующим…расценивает действия бастующих как давление на неё»…

 Через 3 месяца после забастовки, 11 мая 1999 г., по своей ли инициативе или по просьбе Очеретной – не знаю, Иванова пишет заявление в РОНО, в котором доносит об обстановке в коллективе: «В настоящее время в школе происходит следующая ситуация. Дело доходит до абсурда. Между бастующими (так у автора; видно, хотела сказать - бастовавшими) и небастующими до сих пор натянутые отношения, которые выражаются в следующем: 
 1) учителя не здороваются друг с другом, не замечают друг друга;
 2) почти все приказы администрации утрируются, принимаются в штыки;
 3) постоянно собираются различные факты, некоторые из них недостоверны и подаются в суд, тем самым не дают спокойно работать учителям и администрации»

   (Не комментирую донос "стукачки" из чувства брезгливости.)

 По делу, продолжавшемуся более 3-х лет (не выдержав судебной волокиты, большинство истцов в 2001-2002 годах перестали являться на судебные заседания), было проведено:
 12 заседаний Увельского суда и вынесено 4 разных решения – от полного отказа в удовлетворении требований истцов до полного удовлетворения их требований (особо высоко истцы оценили тонкий юмор одного из таких решений Увельского суда, когда судья Винокуров А.В. постановил: «взыскать с администрации Увельского р-на и Очеретной О.В. в пользу заявителей компенсацию морального вреда в сумме 46 (сорок шесть) копеек» - по копейке на каждого забастовщика.
Но добровольно Очеретная не захотела выплатить, продолжала судиться и отбила-таки 46 копеек)…
3 заседания Коллегии по гражданским делам областного суда, вынесших 3 определения по делу; 
                    2 заседания президиума областного суда, вынесшего 2 постановления по делу; 
2 протеста приносил прокурор области на постановления судов.

 Окончательным Определением Челябинского облсуда от 27 июня 2002 г. кассационная жалоба главы Увельского р-на Литовченко А.Г.  на решение Увельского суда от 22.2.2002 г. (судья Фирсова Г.Н.) была отклонена, иск учителей удовлетворён частично, а Очеретная была обязана опровергнуть часть своих не соответствующих действительности, лживых высказываний о бастовавших учителях, что она и сделала по местному радио 16 августа 2002 г.

   Пусть и неполная, но всё же победа над дубищем. Мы старались защитить свои права. Иначе как сохранить своё человеческое и гражданское достоинство? 
 Хотя 46 копеек, конечно, жаль…

                        

ДИРЕКТОР ШКОЛЫ, НА ВЫХОД!  С ВЕЩАМИ! 

 На профсоюзном собрании 16 марта 1999 г. учителя обсудили итоги забастовки.
  Председ. профкома Кудряев отметил, что если измерять результаты забастовки материальными мерками, то сократилась задолженность по зарплате. Кроме того, мы открыто выразили свой протест против ущемления наших прав, унижения материального и морального. Наше выступление имело резонанс (публикация в «Челябинском рабочем», информация по местному радио и телевидению, мы получили телеграммы поддержки из нескольких школ района).

 Забастовка показала истинное лицо нашей власти, полное отсутствие демократизма. Со стороны районных чиновников прозвучало немало оскорблений и лжи по адресу бастующих учителей.

   По России бастуют сотни школ, десятки тысяч учителей, но мы не слышали и не читали, чтоб где-то местная власть подавала в суд на учителей. Очевидно, там у власти более порядочные и совестливые люди, чем в Увельском р-не, понимающие, ч т о толкает учителей на забастовки… Перед забастовкой мы пытались наладить взаимопонимание с властью, однако работа согласительной комиссии в сущности её представителями была сорвана…

Ещё один результат – мы увидели, что представляет собой коллектив нашей школы, каждый его член, его гражданская позиция. И какова степень нашей солидарности. Она разочаровывает...

И наконец, мы ещё раз убедились, каков директор нашей школы, от которого многое зависело в этой ситуации…

   После обсуждения вопросов взаимодействия администрации школы и коллектива собрание решило провести тайное голосование по вопросу доверия или недоверия директору школы с последующим вынесением этой темы на общее собрание коллектива.

Принятое решение: выразить недоверие директору школы Антипову Г.М.:
      - за непризнание профсоюзной организации школы и попытки воспрепятствовать её деятельности;
      - за попытки сорвать забастовку учителей объявлением в нарушение закона более 40 учителям 2-х выговоров (впоследствии были отменены) и организацией штрейкбрехерства;
      - за организацию суда над большинством членов коллектива, хотя работодатель (администрация школы) и учредитель школы (администрация р-на) первыми грубо нарушили закон, длительное время не выплачивая зарплату работникам школы;
      - за отказ ((дважды) в областном суде от мирового соглашения на условиях, что директор отзывает иск, а учителя прекращают забастовку; 
      - за предоставление «наверх» лживой, клеветнической информации о действиях бастующих учителей по отношению к небастующим членам коллектива («травят, оскорбляют…довели учительницу до того, что слегла в больницу»…и т.д.), прозвучавшей по местному радио в выступлении Очеретной;
      - внесение изменений в Устав школы тайно, без ведома коллектива учителей, единолично, без обсуждения, путём подлога - и ряд других серьёзных претензий к работе директора. 
Прийти на профсоюзное собрание директор школы, заранее приглашённый,  отказался.
   Итоги тайного голосования о доверии директору Антипову: 
«за доверие» - 1 чел. 
«за недоверие» - 28 чел.

          Общее собрание учителей Увельской школы № 1 26 марта 1999 г.                                  Присутствовало 47 человек.
 ПОВЕСТКА собрания: отношение коллектива учителей к решению профсоюзного собрания от 16.3.1999 г. о выражении недоверия директору школы Антипову.

 Собрание неоднократно переносилось из-за отказа директора приходить на собрание, хотя ему сообщалось о круге вопросов, который необходимо рассмотреть и решить. В том числе о проекте коллективного договора, который был подготовлен профкомом на основе российского законодательства и Конституции РФ, но многие важнейшие пункты которого администрацией школы отвергнуты, а компромиссные варианты директором не предлагаются или предлагаются совершенно неадекватные, например:
пункт проекта договора профкома о «максимальной наполняемости классов в 25 человек, а в случае её превышения о праве учителя на надбавку в оплате труда в таких классах (размер её – по согласованию администрации и профсоюза)» был директором отклонён : «Возможно, в сентябре в классах будет по 35-40 человек» - заявил он;

 пункт проекта профкома об «обязанности работодателя (школы) своевременно, в установленные законом сроки выплачивать зарплату, а в случае недостаточного обеспечения фонда оплаты требовать от учредителя (администрации р-на) необходимого финансирования оплаты труда вплоть до обращения в суд» - директором школы отвергнут и предложен свой вариант: «В связи с тяжёлой экономической ситуацией администрация имеет право на 2-3-х месячную задержку зарплаты».

Большинством голосов решено проводить собрание в отсутствие директора школы.

   По обсуждаемым вопросам выступило 13 человек. 
 Принятое решение: выразить недоверие директору школы Антипову общим собранием   учителей.
Проголосовали тайным голосованием:
                                  «за доверие» - 2 чел. 
 «за недоверие – 39 чел. 
   «воздержались» - 6 чел. 
С решением общего собрания ознакомить РОНО и ОблОНО.
 Предс. собрания Кудряев      Секретарь Доценко

 Антипов ушёл с поста директора школы, и был пересажен в кресло руководителя спорткомитета администрации р-на.

 «Нам не нужны умные, нам нужны верные»  (бр. Стругацкие)